Особенности ожирения. Ювенильное ожирение


Ожирение. Пубертатно-юношеский диспитуитаризм

Одной из форм подросткового ожирения является синдром пубертатно-юношеского диспитуитаризма или гипоталамический синдром пубертатного периода у подростков с ожирением. Период полового созревания характеризуется физиологической нестабильностью и повышенной чувствительностью организма к воздействию различных внутренних и внешних факторов, что создает благоприятные условия для развития различных отклонений. Происходят резкое изменение активности как центральной нервной системы, так и эндокринной (нарастает секреция АКТГ, приводящая к увеличению скорости продукции кортикостероидов надпочечниками), становление гонадотропной функции, обусловливающей увеличение продукции половых гормонов; изменяется активность системы гипофиз — щитовидная железа.

Это приводит к увеличению массы тела, роста, созреванию отдельных органов и систем. В последние десятилетия в связи с применением различных питательных смесей и снижением физической активности происходит увеличение частоты ожирения среди детей и подростков. На фоне алиментарно-конституционального ожирения в период полового созревания под действием различных неблагоприятных воздействий (инфекции, интоксикации, травмы) может нарушиться активность гипоталамо-гипофизарной системы, что и приводит к возникновению синдрома пубертатно-юношеского диспитуитаризма. 

Общим и наиболее ранним симптомом заболевания является ожирение различной степени выраженности, причем с началом пубертатного возраста обычно наблюдается резкое нарастание массы тела. Распределение подкожно-жировой клетчатки, как правило, равномерное, в некоторых случаях отмечается отложение жира преимущественно в нижней части туловища (бедра, ягодицы), что у юношей обусловливает некоторую феминизацию внешности. В период наибольшего нарастания массы тела на коже груди, плеч, живота, бедер появляются множественные розовые или красные стрии, обычно тонкие и поверхностные.

Отмечается также истончение кожи, акне, фолликулиты. Наряду с ожирением наблюдается ускорение роста, полового и физического развития. Обычно подростки выглядят старше своих лет. Это происходит в возрасте 11 -13 лет, и уже к 13—14 годам большинство из них имеют рост, превышающий средние возрастные нормы, а некоторые — соответствующий среднему росту взрослых. К 14-15 годам рост прекращается вследствие закрытия зон роста, обусловленного изменением соотношения андрогенов и эстрогенов в сторону увеличения последних. Такое ускорение роста обусловлено усилением секреции гормона роста, которая через 5-6 лет от начала заболевания нормализуется или может снизиться ниже нормы.

Гиперсекреция гормона роста также способствует пролиферации жировых клеток и нарастанию массы тела. Половое развитие подростков может быть нормальным, ускоренным и реже с четкими признаками отставания. У девушек menarche наступает в более ранние сроки по сравнению с подростками с нормальной массой тела, однако часты ановуляторные циклы, нарушение менструальной функции по типу опсо- и олигоменореи или дисфункциональных маточных кровотечений.

Нередко развивается поликистоз яичников. В связи с усилением секреции надпочечниками андрогенов у девушек может появляться гирсутизм различной степени выраженности. Для юношей с пубертатно-юношеским диспитуитаризмом наиболее характерно ускорение полового развития с ранним формированием вторичных половых признаков. Развивается гинекомастия, чаще ложная. У небольшого числа подростков половое созревание может замедляться, однако в конце пубертатного периода, как правило, ускоряется и нормализуется.

Из-за выраженного ожирения нередко можно заподозрить гипогенитализм, однако отвергнуть это позволяют тщательные осмотр и пальпация половых органов. При изучении секреции гонадотропных гормонов гипофиза можно выявить как повышенный, так и сниженный уровень ЛГ, часто у девочек наблюдается отсутствие его овуляторных пиков.

Один из частых симптомов заболевания — транзиторная гипертензия, причем у юношей она наблюдается чаще, чем у девушек. В ее патогенезе определенное значение имеют повышение активности гипоталамических структур, функционального состояния гипофизарно-надпочечниковой системы, гиперинсулинемия. Примерно в 50 % случаев в дальнейшем формируется гипертоническая болезнь.

Н.Т. Старкова

medbe.ru

Особенности ожирения

Этиология 

Ожирение подразделяется на алиментарно-конституциональное и симптоматическое (табл. 1). 

Таблица 1

Классификация ожирения 

1. Алиментарно-конституциональное (экзогенно-конституциональное)   1.1. Гиноидное (нижний тип, ягодично-бедренное)   1.2. Андроидное (верхний тип, абдоминальное, висцеральное)       1.2.1. С отдельными компонентами метаболического синдрома       1.2.2. С развернутой симптоматикой метаболического синдрома       1.2.3. С синдромом Пиквика (сонных апноэ)   1.3. С выраженными нарушениями пищевого поведения       1.3.1. Синдром ночной еды       1.3.2. Сезонные аффективные колебания с гиперфагической реак¬цией на стресс   1.4. Пубертатно-юношеское ожирение
2. Симптоматическое ожирение   2.1. С установленным генетическим дефектом       2.1.1. В составе известных генетических синдромов       2.1.2. Генетические дефекты структур регуляции жирового обмена   2.2. Церебральное (адипозогенитальная дистрофия, синдром Бабинского-Пехкранца-Фрелиха)       2.2.1. Опухоли головного мозга, других церебральных структур       2.2.2. Диссеминация системных поражений, инфекционные заболевания       2.2.3. Гормонально-неактивные опухоли гипофиза, синдром «пустого» турецкого седла, синдром «псевдоопухоли»   2.3. На фоне психических заболеваний   2.4. Эндокринные заболевания (гипотиреоз, гипогонадизм, синдром Кушинга и др.)

Патогенез 

1. Роль генетической предрасположенности составляет 25-70 %. Наиболее вероятно, предрасположенность наследуется сразу к нескольким компонентам МС и сахарному диабету 2 типа. 

2. Алиментарные факторы: избыточная калорийность пищи (включающая большое количество жиров и алкоголя) с преобладанием ее вечернего приема. Большое значение имеет переход от традиционного для тех или иных народов образа питания на индустриальный (западный). 

3. Нарушение пищевого поведения. Здесь большое значение имеют семейные и национальные стереотипы питания (культ еды), которые передаются из поколения в поколение. Поскольку пищевое поведение тесно связано с психической активностью, предполагается, что изменения в этой сфере могут быть связаны с нарушениями обмена серотонина и рецепции эндорфинов. В этом случае употребление углеводистых продуктов является своеобразным допингом, а ожирение имеет сходство с такими болезнями, как алкоголизм и наркомания. Многие люди используют прием пищи для успокоения в трудных жизненных ситуациях (гиперфагическая реакция на стресс). 

4. Недостаточная физическая активность. 

5. Ведущими патогенетическими факторами при метаболическом синдроме являются абдоминальное ожирение, которое, по сути, является маркером инсулинорезистентности, и атерогенная дислипидемия. Взаимодействие других его компонентов во многом схоже с таковым при сахарном диабете 2 типа. 

Эпидемиология 

Распространенность ожирения с 1960 по 2000 год в западных странах увеличилась с 12 % до 30 %. В РФ 30 % населения имеет избыточную массу тела, а 25 % — ожирение. У 95 % пациентов с висцеральным ожирением есть дополнительные факторы риска развития сердечно-сосудистых заболевания (МС). Распространенность МС в общей популяции колеблется от 15 % до 25 %. В США среди лиц в возрасте 20—29 лет он регистрируется у 7 %, в 60—69 лет — у 43,5 %, в 70 лет и старше — у 42 %. 

Клинические проявления

  • Сердечно-сосудистая система: артериальная гипертензия, ИБС и ее осложнения, атерогенная дислипидемия, гиперкоагуляция, сердечная недостаточность. 
  • Сахарный диабет 2 типа с его поздними осложнениями и нарушение толерантности к углеводам.
  • Синдром апноэ во сне (Пиквика), легочное сердце. 
  • Пищеварительная система: желчнокаменная болезнь, опущение желудка, хронические запоры.
  • Половая система: типично формирование синдрома поликистозных яичников.
  • Мочевыводящая система: гиперурикемия, мочекаменная болезнь.
  • Трофические язвы ног, остеоартроз тазобедренных, коленных и голеностопных суставов.
  • Нервная система: апатия, сонливость, быстрая утомляемость. Ожирение нередко сопровождается депрессивными расстройствами, тревогой, нарушениями межличностных и социальных контактов. В обществе тучный человек подвергается той или иной степени дискриминации, особенно жестокой в подростковом возрасте. Заниженная самооценка препятствует гармоничному социальному и личностному развитию. 
  • Повышенный риск развития онкологической патологии (рак молочной железы и эндометрия у женщин, толстой кишки у мужчин).

Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Фадеев В.Ф.

Эндокринология

medbe.ru

Некоторые аспекты патогенеза пубертатного ожирения

А.Ф. ВЕРБОВОЙ, Ю.А. ДОЛГИХ, Е.В. МИТРОШИНА

Самарский государственный медицинский университет, 443099, г. Самара, ул. Чапаевская, д. 89 

Вербовой Андрей Феликсович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой эндокринологии, тел. +7-902-379-47-86, е-mail: [email protected]

Долгих Юлия Александровна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры эндокринологии, тел. +7-927-716-54-37, е-mail: [email protected]

Митрошина Екатерина Владимировна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры эндокринологии, тел. +7-905-303-02-70, е-mail: [email protected]

Ожирение является актуальной проблемой современной медицины. В настоящее время наблюдается резкий рост частоты ожирения. Увеличение числа пациентов отмечается не только среди взрослых, но и среди детей и подростков. Ожирение, возникшее в молодом возрасте, является предрасполагающим фактором развития данного заболевания у взрослых. Патогенез пубертатного ожирения в настоящее время до конца не изучен. В данной статье рассматриваются некоторые аспекты патогенеза пубертатного ожирения. Внимание уделяется гормонам жировой ткани — лептину, резистину и грелину.

Ключевые слова: ожирение, лептин, резистин, грелин, инсулинорезистентность.

 

A.F. VERBOVOY, Yu.A. DOLGIKH, E.V. MITROSHINA

Samara State Medical University, 89 Chapaevskaya St., Samara, Russian Federation, 4439099 

Some aspects of the pathogenesis of pubertal obesity

Verbovoy A.F. — D. Med. Sc., Professor, Head of the Department of Endocrinology, tel. +7-902-379-47-86, e-mail: [email protected]

Dolgikh Yu.A. — Cand. Med. Sc., Assistant Lecturer of the Department of Endocrinology, tel. +7-927-716-54-37, e-mail: [email protected]

Mitroshina E.V. — Cand. Med. Sc., Assistant Lecturer of the Department of Endocrinology, tel. +7-905-303-02-70, e-mail: [email protected]

Obesity is a topical problem of modern medicine. Currently, there is a sharp increase in the frequency of obesity. The increase in the number of obese patients is observed not only in adults but also in children and adolescents. Obesity, which arose at a young age, is a predisposing factor for the development of the disease in adults. The pathogenesis of pubertal obesity currently is not fully understood. The article discusses some aspects of the pathogenesis of pubertal obesity. It focuses on adipose tissue hormones — leptin, resistin and ghrelin.

Key words: obesity, leptin, resistin, ghrelin, insulin resistance.

 

В современном мире ожирение является одним из наиболее распространенных заболеваний и представляет собой серьезную медико-социальную проблему. В Европе избыточную массу тела или ожирение имеют более 50% лиц в возрасте 35-65 лет.

Проблема ожирения актуальна не только для взрослых, но и для детей и подростков. Ожирение юношеского периода может являться основой развития ожирения и метаболического синдрома во взрослом состоянии. У детей с ожирением впоследствии возникают более тяжелые формы ожирения, чем при развитии данной патологии во взрослой жизни [1].

Одной из наиболее частых причин развития ожирения в подростковом периоде является пубертатно-юношеский диспитуитаризм (ПЮД). Заболевание встречается у 4% подростков и юношей в возрасте 11-18 лет [2]. По современным представлениям, ПЮД — это нейроэндокринный синдром, обусловленный дисфункцией гипоталамо-гипофизарной системы и проявляющийся главным образом гормонально-обменными нарушениями и вегетативно-сосудистыми расстройствами [2]. В настоящее время предлагается использовать такой синоним этой патологии, как ожирение, манифестировавшее в пубертатный период [3].

По мнению многих авторов, непосредственную причину развития данной патологии выявить обычно не удается. Часто встречаются сообщения, что этот вариант ожирения развивается на фоне уже предшествующего алиментарного ожирения [2], хотя этот вопрос остается дискутабельным. По мнению И.И. Дедова и др. (2007), в последнее десятилетие в связи с повышенным употреблением различных питательных смесей и биологических добавок среди детей и подростков возрастает частота алиментарно-конституционального ожирения, на фоне которого под воздействием неблагоприятных факторов (частые ангины, нейроинфекции, черепно-мозговые травмы, интоксикации) и развивается ожирение, манифестировавшее в пубертатный период [4]. Имеют значение также стрессовые ситуации и нарушение пищевого поведения, в том числе пищевые привычки в семье [5]. При этом нельзя исключить роль наследственности в развитии данной патологии — так до 90% пациентов с ожирением, манифестировавшем в пубертатный период, имеют отягощенный семейный анамнез по избыточному весу [3].

Развитие метаболических нарушений в период полового созревания неслучайно. Именно в подростковом периоде устанавливаются новые функциональные отношения между нервной и эндокринной системами [6]. Известно, что на ранних стадиях заболевания отмечается повышение активности гипоталамических структур и ретикулярной формации, увеличение секреции гипофизом гормона роста, пролактина, АКТГ и гонадотропинов. При дальнейшем прогрессировании заболевания гиперреактивность гипоталамо-гипофизарной системы трансформируется в ее дисфункцию, возникают расстройства в системе гипоталамус-гипофиз-периферические эндокринные железы, но без нарушения механизмов обратной связи и с сохранением резервных возможностей этой системы [6].

Однако, несмотря на множество проведенных исследований, единого мнения о патогенезе ожирения, манифестировавшего в пубертатный период, в настоящее время нет. По данным С.В. Булгаковой (2000), оно сопровождается повышенным уровнем инсулина в крови, однако уровень глюкозы крови при этом не снижается, а остается в норме, что позволяет говорить о наличии инсулинорезистентности у таких больных [7]. Инсулинорезистентность — это нарушение действия инсулина и реакции на него инсулинчувствительных тканей на пре- , пост- и рецепторном уровнях [8]. Причем степень выраженности резистентности к инсулину не зависит от степени ожирения. Гиперинсулинемию в этом случае следует рассматривать как компенсаторную. Данный факт был доказан отечественными авторами [8].

Зарубежными исследователями было выяснено, что уровень инсулина и резистентность к инсулину коррелируют с количеством жира в организме и сочетаются с висцеральным ожирением как у взрослых, так и у подростков [9. 10]. Отечественными авторами также показана корреляция гиперинсулинемии с абдоминальной жировой тканью при ожирении, дебютировавшем в пубертате [7]. Е.В. Бирюкова (2009) указывает, что у пациентов с ожирением, манифестировавшем в пубертатный период, висцеральный тип отложения жира, а не общая масса тела ассоциирован с выраженным снижением метаболического клиренса инсулина в печени (по соотношению С-пептида и ИРИ) и, соответственно, с инсулинорезистентностью [1]. Возможно, это связано с биохимическими особенностями висцеральной жировой ткани: она очень чувствительна к липолитической стимуляции и слабо реагирует на антилиполитический эффект инсулина.

Свой вклад в развитие инсулинорезистентности при ожирении, в том числе и дебютировавшем в пубертатный период, вносят гормоны жировой ткани. Исследования последних лет показали, что жировая ткань является метаболически активным органом и продуцирует множество гормоноподобных веществ и цитокинов, которые действуют пара- и эндокринно. Эти вещества получили название «адипокины». В настоящее время известно большое количество адипокинов: лептин, резистин, адипонектин, висфатин, фактор некроза опухоли-α, интерлейкин-6, интерлейкин-8, ангиотензиноген и другие [11].

Лептин — гормон пептидной природы, открытый в 1994 г. как продукт ob-гена, нефункционирующего у мышей с ожирением. Данный гормон является высокомолекулярным белком с массой 16 кДа, состоящим из 167 аминокислотных остатков [6]. Основным местом синтеза лептина является белая жировая ткань, однако последние исследования показали, что лептин образуется также в плаценте, пищеварительном тракте (в главных клетках слизистой оболочки желудка) и гипофизе [12]. Лептин обладает уникальным свойством — вызывает чувство насыщения, и многие годы эта способность лептина считалась главной. В настоящее время получены новые данные. Лептин вызывает продукцию тормозных сигналов, адресованных вентро-латеральным центрам голода, а также является антагонистом нейропептида Y и уменьшает его выработку [13]. Более того, лептин — стимулятор центров теплопродукции, активатор норадренергических симпатических механизмов, обеспечивающих после достижения сытости увеличение калорических затрат.

В настоящее время ведется активное изучение изменений секреции и метаболизма лептина при ожирении. Учитывая, что лептин является гормоном, препятствующем ожирению, можно было бы предположить снижение его концентрации при этом заболевании. Однако установлено, что только 20% лиц с ожирением имеют абсолютную лептиновую недостаточность, а у 80% отмечается гиперлептинемия [14]. Так, по данным зарубежных авторов, при ожирении уровень лептина значительно повышен, имеются корреляции лептина с индексом массы тела и процентным содержанием жира в организме [15]. По данным отечественных исследований, также была выявлена взаимосвязь лептина с индексом массы тела, окружностью талии и окружностью бедер, обнаружена тенденция к повышению уровня лептина при увеличении степени ожирения [16]. При ожирении уровень лептина повышается уже в детском и подростковом возрасте. Как и у взрослых, у детей и подростков с ожирением лептин прямо пропорционален количеству общего, подкожного и висцерального жира, индексу массы тела [17]. А.Ф. Вербовым и И.А. Фоминой (2010) установлено, что базальный уровень лептина у юношей при пубертатном ожирении не отличался достоверно от контрольных величин. Однако отмечено, что при увеличении степени ожирения отмечается тенденция к повышению лептина, причем увеличение данного гормона было достоверно выше при 3-й степени ожирения по сравнению с 1-й степенью [18]. В исследовании А.Ф. Вербового и др. (2011, 2012) обнаружено значительное повышение уровня лептина у пациентов с пубертатным ожирением по сравнению со здоровыми лицами, также отмечалась прямая зависимость указанного адипокина от индекса массы тела [19, 20]. В связи с этим можно предположить, что при ожирении нарушается физиологическое действие лептина. Гиперлептинемия у лиц с ожирением, по мнению многих авторов, является следствием сниженной чувствительности тканей (в том числе и скелетных мышц) к лептину, т.е. по аналогии с инсулинорезистентностью формируется лептинорезистентность [21]. A.M. Kempf et al. (2006) представляют данные, согласно которым сниженная чувствительность к лептину присутствует даже у молодых лиц с нормальным весом, и уровень лептина у них может быть использован как маркер развития сахарного диабета 2-го типа в будущем [22]. Точные механизмы лептинорезистентности неизвестны, но предполагают, что она может быть связана с нарушением передачи сигнала лептина или его прохождения через гематоэнцефалический барьер [23].

Данные о взаимодействии лептина с инсулином и инсулинорезистентностью неоднозначны. Известно, что при ожирении наблюдается связь гиперинсулинемии с уровнем лептина. Данная взаимосвязь имеет комплексный характер и зависит от индекса массы тела. Считается, что лептин вырабатывается в ответ на повышение уровня инсулина после еды, натощак концентрация лептина также может определяться уровнем инсулина [13]. Существует мнение, что резистентность к лептину и связанный с ней липотоксический эффект лептина могут вызывать резистентность к инсулину и дисфункцию β-клеток. При проведении исследований на животных выявлено, что гиперлептинемия в сочетании с повышенной парасимпатической стимуляцией может являться причиной гиперинсулинемии при ожирении, что усугубляет инсулинорезистентность [24].

При исследовании секреции инсулина и лептина у детей и подростков с ожирением многие авторы пришли к выводу, что уровень лептина положительно коррелирует с инсулином и связан с инсулинорезистентностью независимо от возраста, ИМТ, пола и стадии полового созревания [9, 17].

Однако существуют и другие мнения. Так во время проведения внутривенной пробы на толерантность к глюкозе было показано, что уровень лептина не меняется, несмотря на значительное изменение уровня инсулина в плазме [25]. Следовательно, вариабельность уровня инсулина не оказывает значительного влияния на продукцию лептина. Лептин не зависит от типа распределения жировой ткани, т.к. гиперлептинемия отражает количество общего жира в организме, а не висцерального, от которого зависит чувствительность к инсулину [26]. Поэтому можно предположить, что непосредственной связи лептина с инсулином и инсулинорезистентностью нет, а их взаимодействие происходит опосредованно через общую массу жировой ткани.

Таким образом, у пациентов с ожирением, вероятно, нарушается физиологическое действие лептина, что приводит к развитию ожирения и связанных с ним метаболических изменений.

Помимо лептина жировая ткань является местом выработки еще одного гормона — резистина, исследованию которого в последнее время уделяется особое внимание. Резистин («гормон инсулинорезистентности») — адипоцитокин, открытый в 2001 г. и получивший свое название вследствие того, что при введении его мышам у тех развивались инсулинорезистентность [27] и нарушение толерантности к глюкозе. Первые исследования показали, что у мышей с ожирением и инсулинорезистентностью уровень резистина был повышен, причем секреция его растет по мере увеличения нутритивного ожирения. Установлено, что увеличение секреции резистина у животных приводит к ожирению и инсулинорезистентности. Введение таким мышам антисыворотки к резистину улучшало показатели гликемии [27]. Известно также, что при применении у животных сахароснижающих препаратов из группы тиазолидиндионов снижается уровень резистина, гипергликемия и улучшается чувствительность к инсулину [27]. Эти факты позволили говорить о ведущей роли резистина в развитии ожирения, инсулинорезистентности и сахарного диабета 2-го типа. Однако между резистином животных и человека выявлены существенные различия. У животных резистин экскретируется белой жировой тканью, тогда как у человека экспрессия резистина в адипоцитах происходит на более низком уровне, и основным ресурсом этого гормона в жировой ткани являются макрофаги [28]. Также резистин обнаружен в костном мозге, плаценте и поджелудочной железе.

Результаты исследований взаимосвязи между резистином и развитием ожирения и инсулинорезистентности у людей довольно противоречивы, возможно, это связано с тем, что в некоторых работах изучались малые группы пациентов. Ряд авторов представили данные о том, что резистин не играет важной роли в развитии инсулинорезистентности, связанной с ожирением, и концентрация резистина не коррелирует с процентным содержанием жира, индексом массы тела или величиной адипоцитов [29]. Результаты исследования А.Ю. Майорова (2009) показали, что при сахарном диабете 2-го типа и нарушении толерантности к глюкозе уровень резистина был снижен [30]. G. Hasegawa et al. (2005) предоставляют данные о том, что хотя при сахарном диабете 2-го типа имеется повышение концентрации резистина, но ее связь с ожирением и инсулинорезистентностью отсутствует [31]. В более масштабных исследованиях продемонстрировано влияние резистина на прогрессирование нарушений углеводного обмена. Так, H. Osawa et al. (2007) в своем исследовании выявили связь полиморфизма гена резистина с предрасположенностью к сахарному диабету 2-го типа [32]. В исследованиях, проведенных M.F. Hivert et al. (2008), удалось обнаружить, что уровень резистина сыворотки положительно коррелирует с показателями инсулинорезистентности и выше у людей с нарушенной толерантностью к глюкозе [33]. Китайскими авторами также была отмечена связь резистина с процентным содержанием жира и сделан вывод о роли резистина в развитии ожирения, резистентности к инсулину, прогрессировании гипергликемии [34]. Позже в исследованиях Cherneva R.V. et al. (2013) было показано, что уровень резистина выше у пациентов с сахарным диабетом, а у лиц без сахарного диабета его содержание коррелировало с выраженностью ожирения [35]. В отечественных исследованиях, проведенных Е.М. Клебановой (2008), выявлено, хотя и недостоверное, но все же снижение концентрации резистина у больных сахарным диабетом 2-го типа на фоне лечения пиоглитазоном [36]. С.А. Бутрова и др. (2007) обнаружили корреляцию уровня резистина с ИМТ у мужчин с ожирением [37]. Эти данные также указывает на участие этого гормона в развитии нарушений углеводного обмена.

При исследовании уровня резистина у детей и подростков с ожирением выявлена положительная корреляция резистина с антропометрическими параметрами, абдоминальным ожирением (независимо от пола) и показателями липидного обмена и АД (только у мальчиков). С инсулинорезистентностью связи не обнаружено [38]. А.Ф. Вербовым и др. (2011) при исследовании резистина у юношей с пубертатным ожирением была выявлена лишь тенденция к повышению данного гормона по сравнению с контрольными данными [19].

Таким образом, представленные в литературе данные о влиянии резистина на развитие инсулинорезистентности как при ожирении в целом, так и при ожирении, манифестировавшем в пубертатный период, малочисленны и неоднозначны и требуют дальнейшего уточнения.

Обсуждается роль грелина в развитии ожирения. Грелин — гормон, который способен стимулировать аппетит, эвакуаторную функцию желудка, моторику кишечника и приводить к увеличению количества потребляемой пищи. Основным источником секреции грелина является слизистая оболочка желудка. В настоящее время данных о секреции грелина при пубертатном ожирении крайне мало. О.Н. Решетовой (2009) выявлено, что у юношей с ожирением, манифестировавшим в пубертатный период, уровень грелина снижен, и отмечается тенденция к его уменьшению по мере увеличения степени ожирения. Наиболее выраженное снижение уровня грелина обнаружено при абдоминальном типе распределения жировой ткани, при этом наблюдалась отрицательная корреляция содержания грелина с инсулином, окружностью талии и окружностью бедер [39]. Возможно, что инсулинорезистентность может быть одной из причин снижения уровня грелина при пубертатном ожирении. Также установлено, что динамика уровней грелина и инсулина при проведении глюкозотолерантного теста у данных пациентов нарушена: прием глюкозы не подавляет выброс грелина, что может быть одной из причин развития ожирения [40].

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Бирюкова Е.В. Молекулярно-генетические, гормонально-метаболические и клинические аспекты метаболического синдрома: автореф. дис. … д-ра мед. наук: 14.01.02 / Е.В. Бирюкова. — М., 2009. — 48 с.

2. Потемкин В.В. Эндокринология: Учебник. — М.: Медицина, 1999. — 640 с.

3. Полубояринова И.В. Антропометрические, метаболические и гормональные особенности течения ожирения, дебютировавшего в детском, подростковом и репродуктивном периодах: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.03 / И.В. Полубояринова. — М., 2008. — 24 с.

4. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Бутрова С.А. и др. Ожирение в подростковом возрасте. Результаты российского эпидемиологического исследования // Терапевтический архив. — 2007. — № 10. — С. 28.

5. Berge J.M., Jin S.W., Hannan P. et al. Structural and Interpersonal Characteristics of Family Meals: Associations with Adolescent Body Mass Index and Dietary Patterns // J. Acad. Nutr. Diet. — 2013. — Vol. 5. — P. 2212-2672.

6. Дедов И.И. Ожирение: этиология, патогенез, клинические аспекты / Под ред. И.И. Дедова, Г.А. Мельниченко. — М.: МИА, 2006. — 465 с.

7. Булгакова С.В. Некоторые стороны патогенеза различных форм ожирения: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.01.02 / С.В. Булгакова. — Самара, 2000. — 24 с.

8. Васюкова О.В., Витебская А.В. Инсулинорезистентность при ожирении у детей: спорность оценки // Проблемы эндокринологии. — 2009. — Т. 55, № 3. — С. 8-12.

9. Tersnakovec A.M., Kuppler K.M., Zemel B.S. et al. Body composition and metabolic factors in obese children and adolescents // Int. J. Obesity. — 2003. — Vol. 27, № 1. — P.19-24.

10. Després J.P., Lemieux I., Bergeron J. et al. Abdominal obesity and the metabolic syndrome: contribution to global cardiometabolic risk // Arterioscler Thromb Vasc Biol. — 2008. — Vol. 28. — P. 1039-1049.

11. Шварц В. Жировая ткань как эндокринный орган // Проблемы эндокринологии. — 2009. — № 1. — С. 38-39.

12. Anete A.S., Shi Z.Q., Yuan C.-S. Leptin, gut and food intake // Biochem. Pharmacol. — 2002. — Vol. 63, № 9. — P. 1579-1583.

13. Терещенко И.В. Лептин и его роль в организме // Проблемы эндокринологии. — 2001. — № 4. — С. 42-44.

14. Зайчик А.Ш., Чурилов Л.П. Основы общей патологии. Т. II: Основы патохимии. Изд. 2-е. — СПб: ЭЛБИ-СПб, 2001. — 688 с.

15. Magni P., Liuzzi А., Ruscica М. et al. Free and bound plasma leptin in normal weight and obese men and women: Relationship with body composition, resting energy expenditure, insulin-sensitivity, lipid profile and macronutrient preference // Clin. Endocrinol. — 2005. — Vol. 62, № 2. — P. 189-196.

16. Миняйлова Н.Н., Сундукова Е.Л., Ровда Ю.И. Гиперлептинемия и ее клинико-метаболические ассоциации при синдроме инсулинорезистентности у детей и подростков // Педиатрия. Журнал имени Г.Н. Сперанского. — 2009. — Т. 88, № 6. — С. 6-13.

17. Huang K.-C., Lin R.C.Y., Kormas N. et al. Plasma leptin in associated with insulin resistance independent of age, body mass index, fat mass, lipids and pubertal development in nondiabetic adolescents // Int. J. Obesity. — 2004. — Vol. 28, № 4. — P. 470-475.

18. Вербовой А.Ф., Фомина И.А. Гормонально-метаболические показатели и лептин у юношей с ожирением, манифестировавшим в пубертатный период // Фарматека. — 2010. — № 16. — С. 68-70.

19. Вербовой А.Ф., Долгих Ю.А. Гормонально-метаболические показатели у юношей с ожирением, манифестировавшим в пубертатный период // Фарматека. — 2011. — № 16. — С. 92-94.

20. Вербовой А.Ф., Долгих Ю.А., Митрошина Е.В. Адипокины, инсулинорезистентность и активность симпато-адреналовой системы у юношей с ожирением, манифестировавшим в пубертатный период // Ожирение и метаболизм. — 2012. — № 2. — С. 49-52.

21. Myers M.G., Heymsfield S.B., Haft C. et al. Defining Clinical Leptin Resistance — Challenges and Opportunities // Cell Metab. — 2012. — Vol. 15 (2). — P. 150-156.

22. Kempf A.M., Strother M.L., Li С. et al. Leptin as a marker of body fat and hiperinsulinemia in college students // J. Am. Coll. Health. — 2006. — Vol. 55. (3). — P. 175-180.

23. Caro J.F., Kolaczynski W., Nyce M.R. et al. Decreased cerebrospinal — fluid / serum leptin ratio in obesity: a possible mechanism for leptin resistance // Lancet. — 1996. — Vol. 348. — P. 159-161.

24. Persson-Sjogren S., Elmi А, Lindstrom Р. Effects of leptin, acetylcholine and vasoactive intestinal polypeptide on insulin secretion in isolated ob/ob mouse pancreatic islets // Acta diabetol. — 2004. — Vol. 41, № 3. — P. 104-112.

25. Segal K.R., Landt М., Klein S. Relationship between insulin sensitivity and plasma leptin concentration in lean and obese men // Diabetes. — 1996. — Vol. 45, № 7. — Р. 988-991.

26. Dua A., Hennes M.I., Hoffman R.G. et al. Leptin: a significant indicator of total body fat but not of visceral fat and insulin insensitivity in African-American women // Diabetes. — 1996. — Vol. 45, № 11. — Р. 1635-1637.

27. Steppan C.M., Bailey S.T., Bhat S. et al. The hormone resistin links obesity to diabetes // Nature. — 2001. — Vol. 409. — P. 307-312.

28. Galic S., Oakhill J.S., Steinberg G. R. Adipose tissue as an endocrine organ // Mol Cell Endocrinol. — 2010. — Vol. 316. — P. 129-139.

29. Beckers S. et al. Analysis of genetic variations in the resistin gene shows no associations with obesity in women // Obesity. — 2008. — Vol. 16. — P. 905-907.

30. Майоров А.Ю. Состояние инсулинорезистентности в эволюции сахарного диабета 2-го типа: автореф. дис. … д-ра мед. наук / А.Ю. Майоров. — Москва, 2009. — 22 с.

31. Hasegawa G., Ohta М., Ichida Y. et al. Increased serum resistin levels in patients with type 2 diabetes are not linked with markers of insulin resistance and adiposity // Acta diabetol. — 2005. — Vol. 42, № 2. — P. 104-109.

32. Osawa H., Makino Н. et al. Plasma resistin, associated with single nucleotide polymorphism-420, is correlated with insulin resistance, lower HDL cholesterol, and high-sensitivity C-reactive protein in the Japanese general population // Diabetes Care. — 2007. — Vol. 30. — P. 1501-1506.

33. Hivert M.F., Meigs J.B. et al. Associations of adiponectin, resistin, and TNF (alpha) with insulin resistance // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2008. — Vol. 93 (8). — P. 3165-3172.

34. Xu Jian Yu, Sham Pak C., Xu Aimin et al. Resistin gene polymorphisms and progression of glucaemia in sousern Chinese: A 5-year prospective study // Clin. Endocrinol. — 2007. — Vol. 66, № 2. — P. 211-217.

35. Cherneva R.V., Georgiev O.B., Petrova D.S. et al. Resistin — the link between adipose tissue dysfunction and insulin resistance in patients with obstructive sleep apnea // J. Diabetes Metab. Disord. — 2013. — Vol. 12 (1). — P. 5.

36. Клебанова Е.М. Роль гормонов жировой ткани в патогенезе инсулиновой резистентности при сахарном диабете типа 2 и пути ее коррекции: автореф. дис. … д-ра мед. наук / Е.Н. Клебанова. — М., 2008. — 30 с.

37. Бутрова С.А., Ершова Е.В., Ильин А.В. Адипоцитокины: резистин и фактор некроза опухоли-α у мужчин с абдоминальным ожирением // Ожирение и метаболизм. — 2007. — Т. 4. — С. 30-33.

38. Li M., Fisette А., Zhao X.Y. Serum resistin correlates with central obesity but weakly insulin resistance in Chinese children and adolescents // Int. J. Obes. (Lond.). — 2009. — Vol. 33 (4). — P. 424-439.

39. Решетова О.Н. Грелин и гормонально-метаболические показатели у юношей с пубертатно-юношеским диспитуитаризмом: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.03 / О.Н. Решетова. — Самара, 2009. — 21 с.

40. Вербовой А.Ф., Решетова О.Н. Грелин и гормонально-метаболические показатели у юношей с ожирением и избыточной массой тела // Проблемы эндокринологии. — 2009. — № 2. — С. 23-26.

 

 

REFERENCES

1. Biryukova E.V. Molekulyarno-geneticheskie, gormonal’no-metabolicheskie i klinicheskie aspekty metabolicheskogo sindroma: avtoref. dis. … d-ra med. nauk [Molecular genetic, hormonal and metabolic and clinical aspects of the metabolic syndrome. Synopsis of dis. Dr med. Sci.]. Moscow, 2009. 48 p.

2. Potemkin V.V. Endokrinologiya: Uchebnik [Endocrinology: Textbook]. Moscow: Meditsina, 1999. 640 p.

3. Poluboyarinova I.V. Antropometricheskie, metabolicheskie i gormonal’nye osobennosti techeniya ozhireniya, debyutirovavshego v detskom, podrostkovom i reproduktivnom periodakh: avtoref. dis. … kand. med. nauk [Anthropometric, metabolic and hormonal features of the flow of obesity with onset in childhood, adolescence and reproductive period. Synopsis of dis. PhD med. Sci.]. Moscow, 2008. 24 p.

4. Dedov I.I., Mel’nichenko G.A., Butrova S.A. et al. Obesity in adolescence. Results of an epidemiological study Russian. Terapevticheskiy arkhiv, 2007, no. 10, p. 28 (in Russ.).

5. Berge J.M., Jin S.W., Hannan P. et al. Structural and Interpersonal Characteristics of Family Meals: Associations with Adolescent Body Mass Index and Dietary Patterns. J. Acad. Nutr. Diet., 2013, vol. 5, pp. 2212-2672.

6. Dedov I.I. Ozhirenie: etiologiya, patogenez, klinicheskie aspekty [Obesity: etiology, pathogenesis, clinical aspects]. Moscow: MIA, 2006. 465 p.

7. Bulgakova S.V. Nekotorye storony patogeneza razlichnykh form ozhireniya: avtoref. dis. … kand. med. nauk [Some aspects of the pathogenesis of various forms of obesity. Synopsis of dis. PhD med. Sci.]. Samara, 2000. 24 p.

8. Vasyukova O.V., Vitebskaya A.V. Insulin resistance in obesity in children: evaluation controversial. Problemy endokrinologii, 2009, vol. 55, no. 3, pp. 8-12 (in Russ.).

9. Tersnakovec A.M., Kuppler K.M., Zemel B.S. et al. Body composition and metabolic factors in obese children and adolescents. Int. J. Obesity, 2003, vol. 27, no. 1, pp.19-24.

10. Després J.P., Lemieux I., Bergeron J. et al. Abdominal obesity and the metabolic syndrome: contribution to global cardiometabolic risk. Arterioscler Thromb Vasc Biol., 2008, vol. 28, pp. 1039-1049.

11. Shvarts V. Adipose tissue as an endocrine organ. Problemy endokrinologii, 2009, no. 1, pp. 38-39 (in Russ.).

12. Anete A.S., Shi Z.Q., Yuan C.-S. Leptin, gut and food intake. Biochem. Pharmacol., 2002, vol. 63, no. 9, pp. 1579-1583.

13. Tereshchenko I.V. Leptin and its role in the body. Problemy endokrinologii, 2001, no. 4. pp. 42-44 (in Russ.).

14. Zaychik A.Sh., Churilov L.P. Osnovy obshchey patologii. T. II: Osnovy patokhimii. Izd. 2-e [Basics of general pathology. T. II: Fundamentals patohimii. Ed. 2nd]. Saint Petersburg: ELBI-SPb, 2001. 688 p.

15. Magni P., Liuzzi A., Ruscica M. et al. Free and bound plasma leptin in normal weight and obese men and women: Relationship with body composition, resting energy expenditure, insulin-sensitivity, lipid profile and macronutrient preference. Clin. Endocrinol., 2005, vol. 62, no. 2, pp. 189-196.

16. Minyaylova N.N., Sundukova E.L., Rovda Yu.I. Hyperleptinemia and its clinical and metabolic association with insulin resistance syndrome in children and adolescents. Pediatriya. Zhurnal imeni G.N. Speranskogo, 2009, vol. 88, no. 6, pp. 6-13 (in Russ.).

17. Huang K.-C., Lin R.C.Y., Kormas N. et al. Plasma leptin in associated with insulin resistance independent of age, body mass index, fat mass, lipids and pubertal development in nondiabetic adolescents . Int. J. Obesity, 2004, vol. 28, no. 4, pp. 470-475.

18. Verbovoy A.F., Fomina I.A. Hormonal and metabolic parameters and leptin in obese youth, manifest at puberty. Farmateka, 2010, no. 16, pp. 68-70 (in Russ.).

19. Verbovoy A.F., Dolgikh Yu.A. Hormonal and metabolic parameters in obese young men, manifest at puberty. Farmateka, 2011, no. 16, pp. 92-94 (in Russ.).

20. Verbovoy A.F., Dolgikh Yu.A., Mitroshina E.V. Adipokines, insulin resistance and activity of the sympathetic-adrenal system in boys with obesity manifest at puberty. Ozhirenie i metabolism, 2012, no. 2, pp. 49-52 (in Russ.).

21. Myers M.G., Heymsfield S.B., Haft C. et al. Defining Clinical Leptin Resistance – Challenges and Opportunities. Cell Metab., 2012, vol. 15 (2), pp. 150-156.

22. Kempf A.M., Strother M.L., Li S. et al. Leptin as a marker of body fat and hiperinsulinemia in college students. J. Am. Coll. Health., 2006, vol. 55. (3), pp. 175-180.

23. Caro J.F., Kolaczynski W., Nyce M.R. et al. Decreased cerebrospinal – fluid / serum leptin ratio in obesity: a possible mechanism for leptin resistance. Lancet, 1996, vol. 348, pp. 159-161.

24. Persson-Sjogren S., Elmi A, Lindstrom R. Effects of leptin, acetylcholine and vasoactive intestinal polypeptide on insulin secretion in isolated ob/ob mouse pancreatic islets. Acta diabetol., 2004, vol. 41, no. 3, pp. 104-112.

25. Segal K.R., Landt M., Klein S. Relationship between insulin sensitivity and plasma leptin concentration in lean and obese men. Diabetes, 1996, vol. 45, no. 7, rr. 988-991.

26. Dua A., Hennes M.I., Hoffman R.G. et al. Leptin: a significant indicator of total body fat but not of visceral fat and insulin insensitivity in African-American women. Diabetes. 1996, vol. 45, no. 11, rr. 1635-1637.

27. Steppan C.M., Bailey S.T., Bhat S. et al. The hormone resistin links obesity to diabetes. Nature, 2001, vol. 409, pp. 307-312.

28. Galic S., Oakhill J.S., Steinberg G. R. Adipose tissue as an endocrine organ. Mol Cell Endocrinol., 2010, vol. 316, pp. 129-139.

29. Beckers S. et al. Analysis of genetic variations in the resistin gene shows no associations with obesity in women. Obesity, 2008, vol. 16, pp. 905-907.

30. Mayorov A.Yu. Sostoyanie insulinorezistentnosti v evolyutsii sakharnogo diabeta 2-go tipa: avtoref. dis. … d-ra med. nauk [Insulin resistance in the evolution of Type 2 diabetes. Synopsis of dis. Dr med. Sci.]. Moscow, 2009. 22 p.

31. Hasegawa G., Ohta M., Ichida Y. et al. Increased serum resistin levels in patients with type 2 diabetes are not linked with markers of insulin resistance and adiposity. Acta diabetol., 2005, vol. 42, no. 2, pp. 104-109.

32. Osawa H., Makino N. et al. Plasma resistin, associated with single nucleotide polymorphism-420, is correlated with insulin resistance, lower HDL cholesterol, and high-sensitivity C-reactive protein in the Japanese general population. Diabetes Care, 2007, vol. 30, pp. 1501-1506.

33. Hivert M.F., Meigs J.B. et al. Associations of adiponectin, resistin, and TNF (alpha) with insulin resistance. J. Clin. Endocrinol. Metab., 2008, vol. 93 (8), pp. 3165-3172.

34. Xu Jian Yu, Sham Pak C., Xu Aimin et al. Resistin gene polymorphisms and progression of glucaemia in sousern Chinese: A 5-year prospective study. Clin. Endocrinol., 2007, vol. 66, no. 2, pp. 211-217.

35. Cherneva R.V., Georgiev O.B., Petrova D.S. et al. Resistin – the link between adipose tissue dysfunction and insulin resistance in patients with obstructive sleep apnea. J. Diabetes Metab. Disord., 2013, vol. 12 (1), p. 5.

36. Klebanova E.M. Rol’ gormonov zhirovoy tkani v patogeneze insulinovoy rezistentnosti pri sakharnom diabete tipa 2 i puti ee korrektsii: avtoref. dis. … d-ra med. nauk [The role of hormones adipose tissue in the pathogenesis of insulin resistance in type 2 diabetes mellitus and its correction. Synopsis of dis. PhD med. Sci.]. Moscow, 2008. 30 p.

37. Butrova S.A., Ershova E.V., Il’in A.V. Adipocytokines: resistin and tumor necrosis factor-α in men with abdominal obesity. Ozhirenie i metabolism, 2007, vol. 4, pp. 30-33 (in Russ.).

38. Li M., Fisette A., Zhao X.Y. Serum resistin correlates with central obesity but weakly insulin resistance in Chinese children and adolescents. Int. J. Obes. (Lond.), 2009, vol. 33 (4), pp. 424-439.

39. Reshetova O.N. Grelin i gormonal’no-metabolicheskie pokazateli u yunoshey s pubertatno-yunosheskim dispituitarizmom: avtoref. dis. … kand. med. nauk [Ghrelin and hormonal and metabolic parameters in boys with pubertal and youth dispituitarism. Synopsis of dis. PhD med. Sci.]. Samara, 2009. 21 p.

40. Verbovoy A.F., Reshetova O.N. Ghrelin and hormonal and metabolic parameters in obese boys and overweight. Problemy endokrinologii, 2009, no. 2, pp. 23-26 (in Russ.).

mfvt.ru


Смотрите также